Приветствую Вас, Прохожий

Фотогалерея
Категории
НАШИ ЛЮДИ [21]
РАЗНОЕ [3]
ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ [33]
ОТДЫХ В ВЯЗНИКОВСКОМ РАЙОНЕ [3]
РЕКЛАМА




Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гороскоп
Гидрометцентр России
Форма входа
Логин:
Пароль:
Яндекс.Метрика
 Каталог статей
Главная » Статьи » ОТДЫХ В ВЯЗНИКОВСКОМ РАЙОНЕ

Валерий ЗОЛОТУХИН - гость Фатьяновского праздника
Дневниковый период Валерия Золотухина

…Длинный узкий коридор под сценой Театра на Таганке... Идем в актерскую гримерку. Я иду сзади и пытаюсь что-то записать в блокнот, поскольку Валерий Золотухин уже размышляет на ходу над моим вопросом:

- Трудно сказать, из чего, собственно говоря, возникла у меня потребность писать. Эта привычка к каторжному сидению за столом родилась, пожалуй, в школе после одного занятного случая - сочинение я написал на «кол» по теме «Слове о полку Игореве»…

Вдруг, неожиданно Валерий Сергеевич, останавливается и спрашивает: «А что, в Вязниках еще проводятся праздники Фатьянова?

- Конечно проводятся, в июле очередной будет.

…Валерия Золотухина я увидела на своей малой родине - в Вязниках. На Фатьяновском празднике. На это поэтическое торжество поиграть рифмой Алексея Фатьянова «Вязники - праздники», каждый год приезжает много литераторов, актеров. Долгие годы председателем оргкомитета был поэт Лев Ошанин. Сейчас его имя носит школа искусств. Часто приезжала Валентина Толкунова, бывали и Муслим Магомаев, и Тамара Гверцители, и Иосиф Кобзон, и Александра Пахмутова с Николаем Добронравовым…

Со мной, как всегда, кроме фотоаппарата еще и семейная реликвия – редкое издание «Поёт гармонь» - серенькая книжечка величиной с ладонь в твердом переплете. Книга 1955 года. Это - единственное издание стихов Алексея Фатьянова, которое вышло при его жизни. Он написал двести, а то и больше популярнейших песен в 40е – 50е годы, а книжка у него всего одна. В этой реликвии приезжающие на праздники что-нибудь да писали. Губернатор Владимирской области Николай Виноградов оставил запись: «В песнях Алексея Фатьянова отражена душа нашего народа», Людмила Сенчина написала: «Мне хочется, чтобы эти песни любили наши дети так же, как мы!»... Записей много, книга – готовый экспонат для музея. Приехавшего Валерия Золотухина, я нашла в совершенно неожиданном месте…

…Вязники за 30 лет существования этого праздника постепенно попривыкли к знаменитостям. Многие побывали тут, но «Бумбараш» и «Хозяин тайги» поразил всех. Он, не долго думая, оторвался от официальной кавалькады из писателей, поэтов, композиторов, актеров и пристроился в торговый ряд, разложив на прилавке свои книги. Люди шли рядами пряников-сувениров, не вглядываясь в лица торговцев, и… столбенели – наваждение что ли? Опешил люд так, что поначалу торговля совсем в рядах остановилась: может, мол, действо какое разыгрывается театральное, или фильм снимают?! Все фотографировали на расстоянии, а к книгам известного актера долго не приценивались. Как тут приценишься, а вдруг оплошаешь: спросишь «сколько стоит», а оно дорого окажется – и взять не сможешь, и отступать нельзя: гостя обидишь. Это тебе – не свои торговцы… Да еще народ кругом стоит, смотрит, засмеют потом на работе: «за двадцать рублей хотел у Золотухина книгу купить».

Заметила потом, будучи уже в Москве: и для столицы-то торговля актера-писателя с некоторым удивлением приживается, а уж в глубинке, - и подавно за чудачество тогда приняли. Это всё равно, как если бы глава местной администрации – не меньше, - пришел вечером с авоськой и веником в городскую баню и очередь на помывку занял в общий зал. Глава всегда держится богом здесь – так принято издревле, как бы ни назывался он в разное время. Таким же, а то и большим богом и столичная знаменитость принимается. Вязники потому тогда Валерий Золотухин и поразил, безо всякого сомнения, сильнее, чем огромный Ансамбль песни и пляски Российской армии, который еле-еле поместился, помнится, на фатьяновской сцене. В общем, каждый праздник в Вязниках запомнился по какому-то выдающемуся событию или человеку. Тот Фатьяновский 1998 года запомнился всем актёром Театра на Таганке Валерием Золотухиным.

О Валерии Золотухине написано много, а меня занимал вопрос, который обычно мало задают. Как актер стал писателем, как удается то и другое совмещать, что помогает, а что мешает…

У творческого человека, ставшего известным, непременно есть истории из детства, из юности, которые как бы предопределяют судьбу. Эти эпизоды чаще всего - настоящая правда, но они тихо остались бы в биографии незамеченными, если б впоследствии не появились причины искать свои истоки, жизненные отправные точки. Кто-то придумывает себе эти вехи – отправные точки, как говорят, «пиарит», а Валерию Золотухину очень похоже, не надо ничего выдумывать: у него вся жизнь, судя по его книгам, судя по тому, что он мне на диктофон рассказал, вся жизнь - в образах и символах, в тайных знаках судьбы. Как он говорит, «такое – у каждого человека, но он их чаще всего не видит и не слышит за суетой, а надо чутко прислушиваться к сигналам и правильно их читать».

«Сигналы» Валерий Золотухин получал совсем уж неожиданные. Под своей подушкой в алтайской глубинке он неожиданно как-то нашел статуэтку в виде утонченной ручки Сары Бернар – в театральное поступил. А однажды образ из знаменитой русской поговорки стал сигналом, - образ «ушей, которых человек никогда не видит».

Сидим в гримерке, рассказывает Валерий Сергеевич неспешно:

- Помню, я писал сочинение. Раньше я как-то и списывал, случалось, а тут, вдруг ни с того, ни с сего сам написал огромное, толщиной в школьную тетрадку, сочинение по «Слову о полку Игореве». Еще, помню, и переписал его набело раза два. Конечно, напорол море ошибок, - в таком-то объёме слов о «Слове»… естественно, ошибок понаделал – уйму. Учитель оценил на «кол» этот титанический мой первый самостоятельный труд. Я согласился с этим «колом», но поставил перед учителем вопрос ребром: надо разделить оценку за грамматику и собственно за сочинение. Написал даже письмо в журнал «Семья и школа» с вопросом, правильно ли так оценивать. Но прежде, чем отправить, письмо показал директору. Тот ласково так и говорит: отправишь это письмо – не видать тебе аттестата, как своих ушей.

Мне уже не было обидно за ошибки, за то, что оценку не разделили и поставили несправедливо, я ничего этого не услышал почему-то, меня неожиданно поразил образ «ушей, которых человек, оказывается, никогда не видит». Я пришел домой и долго крутился, разглядывая себя под разными ракурсами, пытаясь разглядеть свои уши. И – правда, не видно ушей без зеркала.

Вот эта поговорка и сделала, может быть, меня литератором. Во мне зародился первый литературный интерес к образности, интерес к сочному русскому слову, которым можно и так, и сяк украсить свой устный или письменный рассказ.

Образ собственных ушей не так юмористичен, как кажется на первый взгляд. Это тоже символ: с тех пор состояние сочинителя переходил в чернильницу, чернила заполняли бумагу, и этот процесс становится совершенно осязаемым для Валерия Золотухина.

- Я получал стипендию, помогали родители, но мне хотелось еще и самому зарабатывать. А чем, поступив в 17 лет в театральное училище, я мог зарабатывать? Начитавшись Джека Лондона и Дорошевича, мое некоторое умение или качество перетекания мысли на бумагу через чернильницу проявилось первыми статейками в «Барнаульской правде» И я получил первый гонорар.

Валерий Золотухин, уже работая в театре имени Моссовета, все еще до конца не мог решить: какая тяга сильнее в нем – актерство или склонность к сочинительству. Начал уже даже готовиться на факультет журналистики МГУ, как был буквально ошеломлен известием: его приглашает в новый театр режиссер Юрий Любимов. С тех пор на некоторое время он оставил свои литературные искания, но, как выяснилось, не совсем…

- Я действительно был ошеломлен, другого слова тут подобрать сложно, и забыл буквально обо всем. Единственное, что не забросил – дневник. 1 сентября 1958 года – день первой записи. Это начало моего «дневникового периода». С тех пор эта зараза по сию пору сидит во мне – я каждый день пишу. Это стало жуткой потребностью, дисциплинировало всю мою жизнь. Я записывал все, что в этот день меня задело, поразило, подвигло на какие-то размышления. За вычетом дней гуляний, возлияний и болезней – это целая эпоха на листках, накопился огромный литературный материал.

Через какое-то время Валерий Золотухин, актер самого модного в ту пору театра страны понял, что записи его дневника интересны не только самому автору. Он читал отдельные «листки» соседям по кроватям общежития, коллегам-актерам, и оказалось по всеобщему признанию, что эти литературные этюды вполне могли существовать сами по себе. Это были не просто картинки прошедшего дня, это были записи, где он обращался в своё детство, обращался в будущее, анализировал настоящее…

Так родился писатель Валерий Золотухин.

Через какое-то время, уже после выхода в свет первой книги, снова возникли старые сомнения и душевные метания, но вновь и вновь он останавливал себя, вспоминая первое свое призвание драматического актера. Как-то Валентин Распутин написал ему: «Валера, мне жалко, что я редко вижу твою прозу». Актер отнесся к этому трезво:

- Писатель он есть писатель, для него важнее литературы, интереснее литературы ничего не существует. Ведь у того же Распутина есть жесткая фраза про известного прозаика: «У него хватило мужества больше не писать». Вот в чем главный вопрос! Ведь только я сам знаю, что весь мой литературный запас, заряд вытек в дневники. Это тоже можно назвать одной из побед, и читающие люди говорят мне, что это интересней, чем иная художественная проза…

Но роль Моцарта в фильме «Маленькие трагедии» для меня весит значительно, как бы сказать точнее, ценнее, чем литературные опусы. Ведь, любой человек пишущий ли, играющий, по большому счету, знает себе цену. Я знаю, что моя литература востребована читателем, но только может быть я один знаю, что она ограничена главным моим литературным творением – дневником, от которого я постоянно отталкиваюсь. А актер, я надеюсь, не ограничен во мне ничем (кроме этических рамок). И ни я сам, ни режиссеры до конца не знаем меры моих актерских возможностей. Иногда меня и самого поражает необычность. В этом – и интерес профессии, и интрига.

Иногда Валерий Золотухин ловит себя на мысли: описывая что-то в своем дневнике, а затем и в книге, он тем самым играет в писателя. Это состояние - находиться в образе писателя ему нравится, а потому и не надоедает, а потому он с легкостью воспринимает критику: это, мол, актер написал, который играет роль писателя…

Не помню уж по какой причине, но тогда, в 98-ом, фатьяновская книжка-раритет так и не пополнилась записью Валерия Золотухина, поэтому, дабы исправить упущение, я привезла её в Москву.

Интересно, что поэт Алесей Фатьянов начинал свой творческий путь как… актер фронтовой агитбригады. Узнав об этом занимательном факте, Валерий Сергеевич написал: «Каким бы делом ни занимался человек, важно, что бы людям от его дел становилось светлее!».

Сегодня у Валерия Золотухина вышло уже несколько книг, которые по признанию многих несут главное его качество и как актера и как писателя – в его книгах нет очернительства ни прошлого, ни настоящего. Критика – есть, нет смакования людских ошибок.

Валерий Золотухин как бы говорит зрителю и читателю: человек ценен не за абстрактную безгрешность, он ценен за преодоление. Великое и терпеливое преодоления себя.

Наталья ЦЫПЛЕВА, студентка 5-го курса Литературного института им. А.М. Горького.

Москва.

Фото по ссылке "АРХИВ ЦЫПЛЕВА" в папке "ШАРАШКА":
http://www.fotomem.ru/users/tsiplev/
Категория: ОТДЫХ В ВЯЗНИКОВСКОМ РАЙОНЕ | Добавил: Рэмович (02.07.2011)
Просмотров: 1377 | Теги: Валерий Золотухин, Вязники, Театр на Таганке | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Viazniki-Сity.Ru © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz