Приветствую Вас, Прохожий

Фотогалерея
Категории
НАШИ ЛЮДИ [21]
РАЗНОЕ [3]
ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ [33]
ОТДЫХ В ВЯЗНИКОВСКОМ РАЙОНЕ [3]
РЕКЛАМА




Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гороскоп
Гидрометцентр России
Форма входа
Логин:
Пароль:
Яндекс.Метрика
 Каталог статей
Главная » Статьи » ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

НИКОЛАЙ СВАВИЦКИЙ. Из книги «Река Клязьма. Пароходство по ней, виды, очерки и картины между Ковровом и Нижним Новгородом»

Холуй и Мстера

От Коврова до Холуя пароходы совершают рейсы, как мы уже сказали, только до спада воды. Около устья Тезы, впадающей в Клязьму, находится пароходная пристань, отстоящая от слободы Холуя, Вязниковского уезда, на 6 верст. Такое расстояние пред­ставляет немалое затруднение для пассажиров Холуя и по неудовлетворительности дороги, и по отсутствию извозчиков. Но эти незначительные затруднения почти ниче­го не означают сравнительно с пользой пароходного сближения слободы с важными торговыми и промышленными пунктами: Вязниками, Нижним Новгородом и другими городами Окского и Волжского края.

Холуй совершенно великороссийское село, с весьма красивыми домами, иног­да двухэтажными. Население - крестьяне. Есть много торговцев и промышленников, занимающихся иконописанием, издавна составляющим характеристическую осо­бенность жителей. Икон в прежнее время вырабатывалось большее количество и по весьма дешевой цене. Промысел этот, по уверениям многих лиц, падает с каждым годом более и более. Он уже не составляет для многих обывателей существенного источника жизни. Пре­жде иконы, с большим мастерством вы­деланные в Холуе, сбывались в обшир­ных размерах в городах, местечках и селениях России. Теперь почти каждый город имеет свою специальность, удов­летворяющую церковно-религиозным потребностям, в лице иконописцев и мастеров, делающих иконостасы, зани­мающихся позолотою их, украшающих станы живописью и т.п.

Из Холуя и соседней Мстеры таковые знатоки дела когда-то отправлялись в различ­ные места России с предложением своих услуг по устройству всяких принадлежностей церкви. Теперь все это почти заглохло. Причину этого мы видим в повсеместном рас­пространении этого рода деятельности.

С первого взгляда Холуй показывается богатым и благоустроенным селением, но это так кажется. Миновали прежние счастливые времена, пронесшиеся как блестящий метеор. Было время, когда играли выдающуюся роль деревянные ярмарочные корпуса, количеством 14, заключающие в себе до четырехсот лавок, в былое время находивших торговцев в ярмарочное время. Ярмарочные здания служили немыми свидетелями ки­пучей торговой деятельности, дававшей жизнь и пускавшей в оборот огромные капи­талы.

Ныне ярмарок в Холуе пять: Тихвинская, Введенская, Никольская, Флоровская и пятая в субботу перед масленицей. Первая, самая главная, т.е. Тихвинская, с самого начала существования. Она служила главным местом, где офени закупали различные товары для сбыта в селах и деревнях обширной России. На эту ярмарку привозились товары московскими торговцами, шуйскими и ивановскими фабрикантами, вроде упо­мянутых нами: иконы, платки, ленты, серьги, ситцы, полотна, картины, сукна, книги вроде «Битва русских с кабардинцами», «Приключения милорда Георга» и проч.

Ныне торговля во время ярмарки происходит в небольших размерах. Нераспродан­ный товар после Тихвинской ярмарки отправляется на Нижегородскую по реке Клязь­ме, по которой судна с товаром большими караванами спускаются вниз по реке к Ниж­нему Новгороду. С открытием пароходства к услугам торговцев в отправке грузов, при недорогой цене, являются пароходы.

На Холуйских ярмарках продается огромное количество деревянной посуды: чаш­ки, ставни, блюда, тарелки, ложки и веретена. Посуда эта, кажется, и теперь доставля­ется из-за Волги. Г. Лядов несколько лет тому назад писал, что Холуй есть едва ли не единственное место в России, куда привозится так много означенного товара.

Да, Холуйские ярмарки сыграли свою роль. Если они существуют, то более в силу обычая, глубоко и крепко пустившего корни в жизнь этой местности. Офени, этот тип людей предприимчивости, отваги, выносливости и хитрости, перестали быть главными покупателями на Холуйских ярмарках, удовлетворяющих в настоящее время только мес­тным потребностям жителей. Для удовлетворения ежедневной потребности слободы и окрестностей есть в ней торговые лавки, дающие все существенное и необходимое.

Холуй и офени составляют скорее предмет исторических очерков, нежели предмет описания современного торгового и промышленного состояния, возбудившего интере­сы торгового класса и любопытство ученых людей.

Пароход сверху приближается к довольно большому и красивому селу Мегера, тоже замечательному по своей оригинальной деятельности. Оно служит как бы до­полнением Холуя по иконной живописи. Но здесь еще издавна были место произве­дения народного гравирования, доморощенного творчества. Мы говорим о лубочных картинах, разносимых повсюду в России ходебщиками или офенями и пользующихся известностью во многих городах, селах и деревнях. В Мегере замечательно заведение лубочных картин Голышева, известного особенно в ближайших районах от села. Тако­выми картинами, имеющими по содержанию религиозное, нравственное, историческое и сатирическое значение, украшаются все стены хат, светелок и сеней простолюдина. Они вполне удовлетворяют вкусу его по духу и характеру. Конечно, религиозные кар­тины преимуществуют пред другими, как вполне отвечающие религиозному чувству русского народа. Так, например, картину «Страшный суд» везде можно встретить. По достоинству своему и мстерские картины Голышева не уступали когда-то известным московским заведениям лубочных картин Артемьева, Флорова, Щурова, Чижова и др.

О лубочных картинах г. Снегирев говорит так: «Нравственные картины, содержат в себе простые, но разительные и понятные для народа понимания обязанностей любви и справедливости, правила благоразумия в жизни, представляют высокое преимущество добродетели, гибельные последствия пороков и преступлений, то в виде притчей и ска­заний, то в облике карикатур, иногда в беседах мудрецов древнего мира и отцов церкви о суете света, о жизни, смерти, вечности, о делах добрых и злых».

Вместе с иконописцами в Мстере находятся мастера, выделывающие разного вида иконостасы и умеющие их золотить. Хозяева-мастера делают подряды в городах и се­лах, весьма отдаленных от родины, и отправляются в них с целой артелью подмастерь­ев. Иногда приходится им заниматься работой целый год в одном месте. Хозяин, оза­боченный изысканием будущих средств собственного существования и своих рабочих, отыскивает работу в других местах.

Мстерцы отличные знатоки и исполнители стенной живописи. Они известны не только во Владимирской губернии, но и в других. Почти во всех церквях означенной гу­бернии в городах, селах и монастырях мы видим работу мстерцев: разные иконостасы, позолоту их, иконы, оправу их в золотые и серебряные ризы и художественно испол­ненную стенную живопись. Все это дело рук энергичных, умных и предприимчивых жителей села Мстеры.

Вязники и Гороховец



По течению реки Клязьмы пароход бежит быстро от Мстеры до города Вязников, показывающегося прежде всего на живописнейших высотах. Сначала виднеется громадное здание Троицкой церкви-колокольни, что в Ярополье, величаво высящейся на бархатисто-зе­леном фоне окружающей горы, склоны которой тоже одеты зеленой раститель­ной пеленой. Затем открывается и ос­тальная часть города, расположенная по низменной равнине, с довольно красивой постройкой, из которой обращает на себя внимание Казанский собор с сияющими при действии лучей утреннего и вечернего солнца главами. Такие же красоты представляет город тогда, когда пароход приближа­ется к городу вверх против течения.

Главная часть города, раскинутая по низменности у подножья горы, отличается нездоровым климатом; второстепенные же, поместившиеся по пригоркам и очарова­тельной горе, называемой Яропольская, по свидетельству многих лиц, отличается са­мым здоровым нагорным климатом, благоприятным для жителей. Возвышенная часть города Ярополь особенно здоровая местность, окруженная со всех сторон оврагами и вишневыми садами. По нижнему городу проходит Московско-Нижегородская шоссей­ная дорога. В пяти верстах от города отстоит вокзал Нижегородской железной дороги. С двух венцов, за чертой города находящихся, раскрывается очаровательная панорама левого лугового берега Клязьмы, далее которого изумрудной пеленой расстилаются сплошные вековые леса, о которых мы уже упоминали в своем месте. По скату горы, на расстоянии пяти верст, раскинулись вишневые сады, в некоторых местах перемешан­ные с небольшими березовыми перелесками. Склоны горы, густо поросшие вишневою растительностью, с поднимающимися высоко над землею караульными каланчами, приковывают по своему очарованию внимание любителей красоты, устроенных самой природой и сделанных искусною рукою человека.

Само собой ясно, что картина видов от садов принимает восхитительный и поэ­тический колорит, когда с одной стороны весной деревья начинают цвести и одевают холмы снежным, ярким, почти ослепительным покровом цветов, с другой летом, когда те же деревья обременяются вишневыми плодами, по количеству соперничающими с листьями. В одно время вишневые деревья как будто серебряным инеем осыпаны бе­лым цветом, в другое с созревшими плодами представляют красноватый оттенок. Ко­нечно, прелесть красоты проявляется в дни, озаренные пылающим солнцем. К редким по красоте местоположения городам относятся Вязнитси, наделенные щедро природой восхитительными видами, - редкий ландшафт, достойный кисти пейзажиста.

Вишневые сады породили вишневый промысел. Жители с достойным похвалы усердием занимаются вишневодством. Действительно, труд их при урожайном годе вознаграждается достаточной прибылью. Город Вязники представляет в своем роде русский Хеджиал (место в окрестностях Токая и Дебречина, городов Австро-Венгрии, замечательно сбором винограда), когда происходит сбор вишен. Сначала суетливая и беспокойная деятельность, при видимом урожае, начинается в садах с наступлением времени караула: поправки и приспособления каланчей для воздушных обитателей-сторожей, спуск о каланчей длинных веревок и прикрепление их к шесту с доской, унизанной камушками (это устройство называется балберка; отсюда балберить, т.е натягивать веревкой шест с доской и камушками и тем производить стук) для пугания и отогнания птиц, больших охотниц до вишневых плодов. С устройством и приспо­соблением всех принадлежностей караула, с заполучением хозяевами бдительных и рачительных сторожей, в городе немолчно играет своего рода музыка, иногда оглуши­тельно и надоедливо действующая на непривычного обывателя. Днем и ночью, осо­бенно вечером и утром, крик сторожей и стук балберок, а иногда шум от особенным образом устроенных трещеток сильно и долго оглашают воздух. Более опустошитель­ные набеги на вишни пернатые делают утром, когда, пробуженные ото сна, особенно чувствуют голод.

Но вот наступила радостная пора сбора вишен, которых здесь бывает несколько сортов: родительская, левинская, алуха и проч. Хозяева озабоченно нанимают сборщиц, которых в каждом хорошо устроенном большом саду бывает по несколько десятков. Го­вор, раскатистый и беззаботный смех, шутки и обмен ежедневными новостями сопро­вождают каждый день сбора вишен, продолжающегося иногда до августа включитель­но. Это приятное и забавное времяпрепровождение шумно разнообразится песенными возгласами веселых песен, долго и долго слышимых в городе и его окрестностях. Ра­бота большею частью оканчивается до заката солнца. Сборщицы доставляют хозяевам вишни в лубочных решетах, прикрепленных к помещаемому на плечах коромыслу. За­тем рассортированные и плотно закупоренные в означенных посудинах, вишни отправ­ляются ежедневно в сотнях пудов по железной дороге в Москву и Нижний Новгород, а с развитием пароходства стали их отправлять на пароходах по Клязьме.

Работницы или сборщицы вишен получают за труд в день 25 и более копеек. 1891 год дал обильный урожай вишни. Спрос на не нее с разных сторон был усиленный и хозяева садов едва успевали исполнять заказы. Поэтому была значительный спрос на работниц, которые иногда работали в воскресные и праздничные дни.

Отправление вишен на сторону делает розничную торговлю на месте по довольно высокой цене. Там где чего много и обильно, по большей части бывает дороже. В уро­жайный год вишен отправляется до 40000 пудов.

Город Вязники можно назвать мануфактурно-торговым городом. С раннего утра до позднего вечера то и дело раздаются фабричные свистки. Есть фабрики и вне города, например в Сенькове и Ярцеве. Происхождение их весьма давнее. Они, кажется, осно­вались из прежнего ручного ткачества, дававшего полотняные льняные ткани. В настоящее время главных фабрикантов два: Демидов и К° и Сеньков. Первого замечательные фабрики: льнопрядильная, ткацкая и бумажная. Работа на них происходит в больших размерах.

Для жителей города и его окрестностей фабрики суть истинное благодеяние, достав­ляя многим семьям кусок хлеба. Несмотря на тысячи работающих на них по разнооб­разным профессиям, алчущих является на фабрику много для снискания пропитания, но остаются многие без удовлетворения: спрос на работу превышает требование фабрик.

Обработанные изделия отправляются в Москву и Поволжские губернии. Парохо­ды в деле отправки товаров к Нижнему Новгороду и города волжской системы также получают работу.

Годовой оборот фабрик Демидова и К° простирается до 1800000 рублей. Число ра­бочих на всех вязниковских фабриках иногда доходит до 4000 человек.

Как бы дополнением фабричной деятельности в Вязниках служит довольно бога­тое село Никологоры, отстоящее от города на 15 верст. Здесь деятельность направлена также на производство полотняных изделий. Только выделка их производится без помо­щи парового механизма в особо у отроенных наподобие светелок зданиях. Некоторые фабриканты выделывают ткани в большом количестве и обладают солидными капита­лами. Но здесь ручное ткачество, кажется, уступает силе паровых фабрик, находящейся в Вязниках и их ближайших окрестностях.

В селе Никологорах вырабатываются в большом количестве, низкого сорта льня­ные и пеньковые полотна и парусина, из которых приготовляется ежегодно несколько миллионов мешков. Шитьем их машиной и ручным способом занимается немалое чис­ло рук. В 1888, 1889 и 1890 годах, вследствие слабого требования, у промышленников скопилось мешков на огромную сумму. Они не знали, куда их обить.

Село Никологоры, живущее одной промышленной жизнью с Вязниками, доволь­но богатое и благоустроенное. В нем много находим каменных домов, каменных для ручного ткачества зданий, два училища и, неизбежно с людностью и торговлей, можно насчитать несколько трактиров. В отношении железной дороги село находится в благо­приятных условиях, отстоя от вокзала только на 6 верст.

Фабрично-мануфактурная деятельность в Вязниках и уезде обусловливается пло­хой почвой и недостаточностью ее.

Необходимо упомянуть об одной выдающейся черте жителей Вязников и его ок­рестностей. Мы говорим о христианском благочестии. Едва ли еще найдется такой го­род с уездом, где бы было столько крестных ходов и молебствий во время их. С июня до половины июля звон колоколов в городе ежедневно не умолкает, Утром, днем и вечером колокольный звон тождественно возвещает об отправлении и возвращении крестного хода, сопровождаемого огромным стечением нарядного народа, полного чувства бес­предельного благоговения к святости исполнения христианского долга. Крестные ходы совершаются как вокруг города, так направляются исключительно, по традиционному подъему религиозного духа, в различные улицы, в которых устраивается праздник, с поднятием чтимой иконы Казанской Божьей Матери, в сопровождении других икон и хоругвий Казанского собора. На улицах перед домами совершаются молебствия. С этой целью хозяин дома выносит и ставит на улице стол для священных предметов: свято­го креста, книг и проч. Такого рода религиозные процессии похвальны и заслуживают внимания и подражания каждого истинно православного христианина.

Из города религиозная процессии отправляются в окрестные села и деревни, верст на 6,10 и 15.Села живут одною религиозною жизнью с городом, в котором особенно чтима, как уже было упомянуто, Казанская Божия Матерь, во имя которой называется собор. Чтима в городе другая святыня, находящаяся в Благовещенском монастыре - Животворя­щий крест. Обе они составляют предмет религиозных торжеств города и его уезда.

Из церквей города Вязников замечательны в архитектурном отношении, показы­вающем их древность: Казанский собор, Троицкая (Ярополъская) и Благовещенского монастыря церкви. В общем они имеют разительное сходство по своим остроконечным колокольням и четырехугольным летним храмам. Яропольская церковь, как мы сказа­ли, стоит на возвышенном месте. С какой бы стороны вы ни подъезжали к городу, она прежде всего вырисовывается среди зданий, среди густой зелени вишневых садов. С пойменной стороны особенно живописно красуется тонущая в кудреватой зелени Яро-польская часть города с высокой колокольней.

В соборной летней церкви замечателен красивый, старинной выделки, резной ико­ностас с богатой позолотой и с весьма ценно украшенными иконами. Все это сразу вну­шает религиозный трепет при входе в храм и действует возвышающем душу образом.

Мы говорим о глубоко религиозном настроении города Вязников, но он не чужд развлечении светского характера и удовольствий мира сего. Сравнительно с захолус­тными уездными городами, Вязники город, полный жизни и веселья, в полном смыс­ле слова, имеющий свою физиономию, отличающую его от других уездных городов. Здесь на венце, одном возвышенном конце города, есть сад со всеми приспособлени­ями для шумного веселья, в форме принесения обильных даров Бахусу, эстетических наслаждений в устроенном для служения музам Мельпомене и Талии летнего театра и танцевальных упражнений, без которых невозможно никакое увеселительное собра­ние, в особых пристроенных орхистрах.

Музыка летом играет ежедневно, не исключая иногда предпраздничные дни. Еще недавно были (да и теперь, кажется, бывают) музыкальные игры пред некоторыми чти­мыми городом праздникам во время всенощного бдения.

Вязники, как фабричный город, отличается разгульной жизнью. Фабричные рабочие, как во всяком другой городе такого характера, вследствие тяжелых условий жизни, склон­ны к предоставлению веселого своей душе простора в воскресные и праздничные дни.

Свидания, попойки и неудержимый разгул составляют необходимую принадлеж­ность нерабочих дней. Часто недельные заработки делаются жертвой часовой непроиз­водительной тратой. Во всей силе к Вязникам применяется пословица: «В Суздаль да в Муром Богу молиться, в Вязниках погулять, а в Шуе напиться».

Окруженный лесами, город Вязники обладает значительным лесным складом, по­мещающемся у пристаней на реке Клязьме, на берегу которой нагромождены целые горы леса различных лесопромышленников, которые добывают его в Заклязьменском бору, а отсюда сплавляют по реке Луху и Клязьме к Вязникам. Здесь он сортируется, пилится и готовится к продаже.

В 1891 году на берегу Клязьмы наскоро устроены лесопильный и мукомольный за­воды. Об их пользе и размерах деятельности, по краткости времени их существования, верного еще ничего нельзя сказать. В заключение обозрения Вязников скажем, что в его уезде укоренился раскол. Спасский приход (село Спас-Преображенское, на берегу Клязьмы) особенно раскольниками, несмотря на противодействие расколу некоторых ревностных священников села Спасского. Некоторые из раскольников этого прихода играли выдающуюся роль среди раскольничего мира России.

В 45 верстах от Вязников отстоит лежащий на правом берегу Клязьмы город Го-роховец Владимирской губернии. Этот город, также как и Ковров, не останавливает нас себе внимания путешественника. Небольшой, бедный, унылый, захолустный, в нем отсутствует торговля и промышленность, жизнь и веселье соседа Вязников. Здесь два монастыря, из которых один упраздненный. В 25 верстах от Гороховца находится пос­реди густых хвойных лесов, пользующаяся известностью мужская обитель под назва­нием Флорищева пустынь, из которой чтимая икона Божьей Матери торжественно, при пышной процессии, разносится не только по Гороховецкому уезду, но и по соседнему Вязниковскому. Сия обитель, с многочисленной братией, обладает весьма достаточны­ми средствами к жизни: удобные возделанные поля, леса, луга и рыбный промысел по реке и озерам составляют принадлежность пустыни. Расположенная в глухом месте, среди темного леса, вдали от жилищ, эта обитель часто подвергалась опустошитель­ным разбойничьим набегам.

В Гороховецком уезде вырабатывается на значительную сумму шерстяных чулков, варег, валенок, льняных чулков и ниток. Сам город занимается в небольших размерах огородничеством и садоводством, дающим яблоки и вишни.

Жители трех соседних уездов: Гороховецкого, Вязниковского и Муромского с ус­пехом занимаются возделыванием льна, отдавая предпочтение добыванию пшеницы и овса. При благоприятных условиях труд земледельца действительно вознаграждается солидными барышами, давая ему, во-первых, большой излишек льняного семени, во-вторых, уже обработанное для фабрик волокно-лен, за который при усиленных требо­ваниях можно иногда получить от 3-х до 5-ти и 6-ти рублей. При всем этом льноводство есть дело сомнительное и рискованное, во всех отношениях зависимое от прихотливых климатических условий и почвы.

Для обсеменения земледельцы стараются добить лучшие семена от 2-х до 3-х руб­лей за меру (около пуда). При этом, сколько у них бывает отягощающих дум, сомнений и бессонных ночей во время посевов, всходов и роста, при пугающей их мысли о засу­хах, излишних дождях и грозовых тучах с градом.

По вынутии (имании, дергании) из земли льна, после выколачивания зерна, хозя­ином овладевает страх во время расстилания его на лугах и полях в осеннее время, при опасении на преждевременный выпадающий снег, могущий совершенно завалить и тем загубить растение, разминание и трепание которого (отделение от костры) пред­ставляет столько же труда и беспокойства.

Население в означенных уездах в зимнее время разделяется на обитателей домов и бань. Последние исключительно предназначаются для сушки льна, разминания его на мялице и трепании в предбаннах. В них мяльщики-трепачи работают, обедают, отдыха­ют, ужинают и даже ночуют.

Душная атмосфера в банях, густая пыль и нестерпимый банный жар не могут не влиять на здоровье работников. В мятье и трепании принимают участие и женщины.

Ближайшие торговые села служат пунктами торговли льном. Так в Гороховецком уезде льняным торговым центром считается богатое и красивое село Фоминка, из ко­торого в иные годы в десятках и сотнях тысяч пудов отправляется за границу через Чулковскую Нижегородской железной дороги станцию льна и льняного семени. В Му­ромском уезде есть торговое село Новоселки, куда зимой свозится, по средам каждую неделю, очень много чисто обработанного льна. В село Никологоры Вязниковского уез­да, гоже привозится этого товара в достаточном количестве.

Приводится по кн.: Свавщкий Н. Река Клязьма. Пароходство по ней, «иды, очерки и картины между Ковровом и Нижним Новгородом. - М.: Тип. И.Я. Полякова, 1893.

стибрил тут:http://vyazniki.tv/home/history/gorodvyazniki/1274-savickij.html



Источник: http://vyazniki.tv/
Категория: ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ | Добавил: ZAN (26.03.2011)
Просмотров: 1570 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Viazniki-Сity.Ru © 2018
Создать бесплатный сайт с uCoz