"Знание редкой старины составляет основу истинного
просвещения и помогает уяснению путей грядущего"
(проф. Покровский)

С.И.Змеев
Город Вязники в старое время

(составлено С.И.Змеевым летом 1929 г. По памяти жителей 65-80 возраста и по печатным материалам)


Содержание
Приложение 2. Из дел Вязниковской городской думы за 1973 год.


    Случайно составителю этих записок были предоставлены для извлечения сведений дела Вязниковской городской думы за 1793, 1824, 1827 и 1834г.г., из коих более интересное и приводится здесь в трех отделах.

    Градская дума в то время (1793 году состояла из городского Головы и шести гласных, избираемых обществом купцов и мещан вместе). Она и называлась шестигласной думой и заменяла собой думу и управу, какие были до 1917 года.

    Дума избиралась на три года и в 1793 году состояла из следующих лиц:
         городской Голова Ермолай Никитин
         гласные: Александр Попов, Григорий Лютов, Василий Слугин, Алексей Угримов, Иван Змеев, Петр Понитков
    на трехлетние с 1794 года были избраны:
        городским Головой Петр Мошенсков
        гласными: - Яков Кабанов, Иван Сизяков - от купцов 3 гильдии
                 - Иван Пономарев, Николай Вас.Бекунов - от мещан
                 - Степан Бурнакин, Семен Малышев - от ремесленных

Городские дела решались обществом купцов и мещан, составлялись приговоры. Вот образец:

    "1792 года, декабря дня Вязниковская градская дума и Вязниковские купцы и мещане, быв в собрании в оной думе, в присутствии градского главы, по выслушании об'явленного от оной думы присланного во оную из здешней управы благочиния сообщение о уведомлении оную управу благочиния следует-ли удовлетворить здешнего купца Павла Земова угольным местом под строение по плану дома состоящим по разбитии города красной улицы в 28 квартале или нет и почему?" И т.д. Подписи головы, гласных, купцов и мещан.

    Было еще учреждение: городовой магистрат. Бумаги из него шли за подписями бургомистра, ратмана, секретаря (Василья Галкинского) и пищика (Ивана Барыбина). 1793г. декабря 18 дня собранием думы и общества избраны на трехлетие с 1794 года в бургомистры 3 гильдии: в первого Козлов Михаил Федорович, во второго Пынин Григорий Вас.; в ратманы 3 гильдии Земов Павел Лукич, во второго Лазарев Иван Васильев., из мещан в третьего слугин Анастасий Иван. и четвертого Наместовский Иван Васильевич. 1793 года июня 26 дня собранием избраны в соляные сидельцы Федор Ив.Кубасов и Афиноген Судоплатов (с жалованьем от казны "не более 25 руб. каждому"). Выбраны они вследствие требования Вязниковского соляного пристава секретаря уездного суда Рыльцова "для бытия при приеме и выдаче из усть-камских магазинов ассигнованной к поставке соли годовой пропорции на 1794г. 45.425 пуд.10 ф. и для разбирания ссор и споров". 1793г. 1 января выбраны в словесные судьи: в первую часть Антон Савельев и во 2-ю Никита Косарев. 1792г. декабря 29 собранием же избран в церковные старосты в собор Иван Федоров. Суворов, вместо прежнего Василия Пестякова. 1793г. 28 декабря выбрано в квартльные 5 человек. 1792г. декабря 27 дня от Вязниковского городничего в вязниковскую городскую думу прислано сообщение о том, что в городе имеется на лицо 435 дворов и что с каждых 100 дворов требуется выбрать на 1793 год по одному сотскому, а с 10 дворов по одному десятскому.

    Сотскими избраны: Извощиков Ефим, Шохин Иван и Климов Петр. Десятскими: Тихонов Кирилл, Горячкин Андрей, Хабаров Ал-др, Миронов Антон, Шутов Козьма, Мошенцов Михаил, Таланин Никифор, Москвичев Яков, Агеев Кирилл, Терский Василий, Москвин Гаврило, Иванов Василий, Конин Василий, Дубровский Василий.

    Вместо прежде бывшей полиции в то время была управа благочиния, во главе коей стоял городничий (в 1793 году был Василий Трегубов, регистратор подписывался Петр Сурков). Сотские и десятские состояли в ведении управы благочиния.

    Был еще в то время уездный суд нижней расправы. Тоже был городовой староста Михаил Коршуновский, который в думу относился рапортами. Городская дума сносилась с Владимирским наместническим правлением рапортами.

    Во Владимире был генерал-поручик, правящий должность Владимирского и Костромского генерал-губернатора Иван Александрович Заборовский (в рапортах писали только его имя ми отчество, без фамилии).

    Из приговора городского собрания от 4 апреля 1793 года видно, что в Вязниках имелось по счислению прежде бывшей полиции и потом управы благочиния более 400 обывателей, а с причислением Ярополча более 600 домов.

    В думу был прислан указ от 12 октября 1793 года собрать рекрутов по одному рекруту с 500 душ или деньгами по 400 рублей за рекрута, а с купечества по 500 рублей. Набор об'явлен с 1-го ноября (в старину даже в 1860 годах были так называемые рекрутские квитанции, которые сохраняли по нескольку лет и перепродавались от одного к другому). 1794г. августа дня городское собрание постановило отдать Вязниковского мещанина Панфила Федорова Роднова в рекрута в зачет будущих наборов, потому что он жития непотребного и в обществе в рассуждении его пьянства, неплатежа государственных податей и прочих негодных поступков неугоден и ныне находится за кражу лошади во Владимирском рабочем доме. 1794г. октября дня городским собранием постановлено сдать в рекрута (согласно указа от 7 сентября 1794г.) Вязниковских мещан Панфила Федорова Роднова, Михаила Петров.Неведомова, Терентья Тер.Бочкарева, Ивана Лукина Малахова для того, что они распутного жития и обращаются завсегда в пьянстве, ссорах, драках и других озорнических поступках и сообщаются с непорядочными и невоздержными людьми и к домостроительству нерадетельны и неприлежны, отчего и домашних своих пропитать не могут и казенных и общественных податей сполна не платят и сверх того из оных Роднов за кражу лошади находился и поныне в рабочем доме, а Неведомов и Малахов растоща впали в неоплатные долги и никакой благонадежности ко исправлению их не предвидится, почему оные в обществе быть не полезны, а вредительны и за таковые резоны вышеописанных мещан, а при том же сверх тех и по очереди Федора Яковлева, сына Ерофеева от четырех душ, Петра Федорова, сына Хабарова за непоставкою упрямством сына его, Савву Иванова, сына Воробьева за непоставкой сына его Трофима от 3 душ, Андреяна Лаврентьева, сына извозчикова от 3-же душ, для которой отдачи представить их на нашем коште во Владимирское отделение для приема рекрут присутствие отдатчину Вязниковскому мещанину Василью Иванову сыну Лютову и по отдаче оных в указанном снабдении получить квитанцию.     1793г. апреля 4 дня городским собранием обсуждался вопрос по жалобе жителей на солдат местной штатной команды, которые размещались по домам жителей, но на срок не более 4-х месяцев. В действительности же солдаты жили сколько хотели, хозяевам чинили обиды и притеснения, требовали от них дров, а иногда хозяина и совсем вытесняли. Даже солдаты, имевшие в городе свои дома, и те жили на квартирах. Постановлено просить, чтобы солдатам были выдаваемы билеты с указанием квартиры и какой именно на срок 4 месяца, чтобы за квартиры платили по закону, а у кого имеются свои дома, те чтобы жили в них. Указом из наместнического управления от 10 июня 1793 года ходатайство это удовлетворено.

    Из дел видно, что у купца Ивана Крапивникова за городской чертою на выгонном лугу были кирпичные сараи. В них одно время был пожар, за неявку на который несколько человек (обязанных являться) оштрафованы. 1793 года, августа 17 дня Вязниковским мещанином Моисеем Блиновым, служившим по найму у купца Ивана Пынина, подано в городскую думу об'явление, что на обратном пути с макарьевской ярмарки в лодке на них в ночь с 20 на 21-е июля на Волге в месте, называемом яр, напали воровские люди в количестве 13 человек и ограбили товар пынина, не менее, чем на 182 рубля.

    Отношением городового магистрата от 13 мая 1793г. за n 220 сообщено в думу, что оказалось, что Иван Иванов.Наместовский, скрывавшийся от исполнения должности десятского, находился в селе Мстере (или богоявленской слободе) у кресть- Янина Ивана Васильева Сенькова ткал на фабрике полотно. Следовательно, у предков Вязниковских фабрикантов Сеньковых еще и во Мстере была в 1793 году полотняная фабрика.

    Из разных бумаг 1793г. видно, что в Вязниках в 1787 году в ночь на 15-е июня был "большой пожар". В точности что именно сгорело указаний нет, но отрывками в разных местах сказано, что в 1787-8г.г. Дума вместо сгоревших строила каменный мост, присутственные места: магистрат и управу благочиния, будки для караула, сараи для хранения огнетушительных инструментов. Что сгорело у частных лиц не видно.

    В 1789г., 1791 и 1792г.г. Дума строила деревянный общественный дом (может быть продолжение начатого в 1787г. вместо сгоревшего). На Красной улице в 28 квартале на втором от угольного места построен магистрат, где помещались и городская дума (или где теперь дом, бывший Порошина - прим. авт.) и сиротский суд (или где б.Склад Чичерова, теперь посудный магазин црк).

    В 1794г. июня 1 дня городское собрание приговорило в недостающее число на построение в городе деревянных гостинных лавок употребить думе из собранных в оную городовых доходов 500 рублей.

    Какие это лавки трудно определить, надо полагать тот деревянный корпус, в котором была раньше торговля Кленова железом и другие, сломанный в 1887 году и замененный каменным двухэтажным, где теперь хлебная лавка церабкоопа (по линии шоссейной дороги).

    Перед 1793 годом Вязники были разбиты по высочайше конфирмованному плану на кварталы и улицы, при чем некоторые дома жителей отошли под площадь и лавки (о плане см.о собый отдел). Два таких случая видны из дел:
    1)жене откупщика Ковровского купца Семена варенкова 17 декабря 1792г. отведено по новой улице в 4 квартале место под постройку каменного дома, начального на углу, за отошедшую от нея землю в площадь и улицу Благовещенскую.
    2)Купец Павел Земов тоже просил угольное место в 28 квартале под строение дома вместо отошедшей от него под хлебную площадь и под амбары. Дума просимое место не давала, а отводило другое, Земов жаловался во Владимир ген-губернатору, который велел дать то место, которое Земов просил. Дума подчинилась, но дала ли это место осталось неизвестно (Земов был доверенным фабрик Анны Крапивниковой).

    Очень много переписки было по делу Алексукова Федора. Это был содержатель "герберга n 2", что-то вроде казенной гостиницы для приезжающих. Герберг велено было сдать Алексукову в аренду и заключить контракт, при чем назначена была цена, по этой цене Алексуков заключить контракт отказался, о чем и было сообщено во Владимир. Оттуда предписали или заключить контракт, или пусть дума от себя платит казне назначенную сумму, так как таковая уже внесена в смету. Было много споров, переписки, кроме того Алексуков не заплатил еще и за прежнее время. Чем дело кончилось, из дел трудно понять. 1793г. ноября дня составлен приговор собрания по запросу Вязниковского казначейства о состоящем на речке Волшник пустом мельничном месте, когда и почему запустело, собрание показало, что прошлого 1708 года декабря 11 дня в данном из канцелярии ижерской на Владение оного места всем Вязниковской слободы (которая ныне именуется городом) жителям указе написано по розыску и по сделочной крепости о пустом мельничном месте (с коего по грамоте из большого дворца с 1694 года пусть оброк платят все упомянутые жители для опасения от пожарного случая, чтоб от той мельницы на помянутой речке Волшник воде остановки не было) и по приказу хлебного дворца стряпчего Семена Завьялова по помете на деле с с приписью под'ячего Алексея Посникова и по челобитью Вязниковских жителей и по сыску сторонних людей велено тем пустым мельничным местом владеть и положенный оброк два рубля тридцать два алтына платить в казну..."

    Одним словом, место было еще пустое в 1708 году и отдано жителям в пользование с ежегодною платою и с правом построить мельницу, но жители признали, что с постройкой новой мельницы будет и "Государевой поварне" утеснение великое, а им, жителям "Безводное оскудение и помешательство великое", почему они мельницу и не строили, а оброк платили, но в последние года вмешалась слобода Ярополч, которая сама стала платить с целью иметь предлог отбить у Вязниковцев мельничную землю, коей Ярополчане считали 4 десятины и которая уже была застроена вязниковскими домами и занята разведенными садами.

    Ярополчане в 1793 году подали в петербург прошение об отдаче им этой мельничной земли, а также пахотной на 301 душу 1470 десятин и сенного покоса 75 1/2 десятин.

    Чем дело кончилось неизвестно, но факт тот, что когда-то, до 1708г. на речке Волшник была мельница, но только в каком месте, сведений нет.

    Жители Вязников, вероятно мещане, были разбиты на сотни, коим в книге дел имеется поименный список (см.Отдельный список приложение).Сотни были следующие:
    Сотня пострекаловская имеет 82 человека, начинается с Андрея Пелевина, который обложен на 3 души;
    Сотня Благовещенская 53 человека Иван Красильников 2 души и т.д.;
    Сотня Хвилевская 63 чел. Дмитрий Малахов 1 душа и т.д.;
    Сотня кривозаульская 81 чел., в числе коей Иван Змекев с сыном по 3 души;
    бездворные 44 чел. Василий Лукновский с сыном 4 души и т.д.

    Оклады жалованья служащих городских учреждений в отчетах значатся следующие (в месяц):
    правящему секретарскую должность магистрата Василию галкинскому 50 руб.
    Пищикам: Ивану Барыбину 13 руб.33к. пищикам: Дмитрию Галкинскому 8 руб.33к. (писцам) Абраму Галкинскому 8 - 33 Максиму Степанову 20 - сторожу: Никите Лаврентьичеву 7 - 20 рассыльщикам: Семену Мухинскому 7 - 20 Михаилу Горопенину 7 - 20 Федору Мыльникову 7 - 20
    находящимся на будках десятникам 7 чел. по 10р. - 70руб.
    Жалованье голове, гласным и др.Выборным в отчетах не показано,по-видимому не было.

    Отчеты ("Щетные выписки") городской думы были с следующими итогами расхода:
за 1787 год 526р.39к., в том числе постройка будок и пожарного сарая 29р.97К., сделание светлиц для присутственных мест 13-67 и т.д.
За 1788г.593р.74Кк, в т.ч. постройка калашного моста 69р.72К., начало постройки управы благочиния 69-60.
За 1789 год 792р. 40.1/2к., в т.ч. постройка вновь магистрата, сиротского суда и думы 302р.
За 1790г. 613р.34 1/2коп.
За 1791Г. 1962р.92 1/2к.     

Назад   -   Следующая страница