"Знание редкой старины составляет основу истинного
просвещения и помогает уяснению путей грядущего"
(проф. Покровский)

С.И.Змеев
Город Вязники в старое время

(составлено С.И.Змеевым летом 1929 г. По памяти жителей 65-80 возраста и по печатным материалам)


Содержание
9.Быт населения.


а) Общественное призрение и благотворительность.

    До 1870-х годов в старом теплом соборе была каменная одноэтажная богадельня у моста через р.Волшник (мост построен В.В.Гаряевым в 1910 году на железных балках, положенных на каменных быках, при город. Голове В.В.Елизарове, взамен деревянного, по инициативе члена управы Н.А.Сизякова. Стоил 1990р.65Коп.). Здесь призревалось несколько стариков и старух, главным образом, калек, живших на подаяния. Со сломкой старого собора сломана и эта богадельня.

    Потом построена была богадельня Гр.Ив.Понитковым на пожертвованные его сестрою Татьяной Ивановной Щеголевой (женой золотопромышленника, уроженкой гор.Вязников, жившей в Сибири, в Красноярске). Построена она была в б.Шоссейной улице (крайний дом к речке Волшник) на земле Пониткова. Понитков долго ее городу не передавал (из-за своей земли), Елизаров с ним боролся и дело дошло было до суда, наконец, она была передана. Открыта в 1876 году. Хотя сам Понитков на богадельню и ничего не пожертвовал, но все-же и ему захотелось увековечить свое имя, и для этого он на вывеске богадельни велел приписать "Построена на средства Т.И.Щеголевой, родной сестры купца Пониткова."

    Затем в 1880 годах построена была в б.Благовещенской (ныне III интернационала) улице духовная богадельня на земле, где раньше был дом купца Калелейкина, каменное 2-х этажное здание с церковью во 2-м этаже. Построена протоиереем Флегонтом Ив. Лавровым по поручению и на средства его родственника, придворного протоиерея Ивана Вас. Рождественского, уроженца с.Богоявленья Вязниковского уезда, жившего в Петербурге. В богадельне призревались лишь сироты и вдовы духовенства тоже на капитал в 40.000 рублей, завещанный Рождественским. Открыта в 1883 году. Духовная богадельня И.В.Рождественского существовала с 1870 года, но где-то в другом месте.

    В 1898г. учреждено было общество пособия бедным города Вязников. Начало ему было положено капиталом, завещанным Алексеем Федоровичем Дудкинским, бывшим директором городского банка, умершим бездетным. Потом потекли каждый год пожертвования от разных лиц и учреждений. На 13-е июля 1916г. общая сумма капиталов была уже равна 88.049 рубл.(По отчету за 1915 год).

    На проценты этих средств содержался приют хроников (устроенный в доставшемся городу по выморочному праву в 1904г. доме Шутиных в бывшей Перевозной ныне Транспортной), выдавались ежемесячные пособия (от 1 до 6 рублей в месяц) бедным, давались единовременные пособия к праздникам рождества и пасхи, на выход замуж бедным невестам, на похороны и пр. Значительная часть процентов шла на увеличение капиталов. Членов о-ва на 1 Января 1916г. было: почетных 19 и действительных 42 чел.

    Главными деятелями о-ва были: В.В.Елизаров, С.И.Сеньков, И.И.Чичеров, Н.А.Сизяков, А.Н.Татаринцев, Л.С.Шестинская, И.А.Скипетров, И.И.Кленов, О.П.Казаринова и др.

    Протоиереем Михаилом Ксен. Нарбековым был устроен близ введенской ограды странноприимный дом, содержавшийся на средства его жены.

    В 1911 году в Вязниках было учреждено общество взаимопомощи лиц частного служебного труда. В числе учредителей были земские служащие и др.(Бухгалтер земства В.И.Федоровский, К.А.Иванов, торговые служащие В.А.Лимонов, Ф.И.Пузырев, С.К.Прусаков, служащий т-ва Сенькова Н.С.Кознов). Цель о-ва "Улучшить быт своих членов и их семейств, как в материальном, так и в правовом отношениях". Крупной деятельности о-во не проявило.

    В Вязниках из частных благотворителей лучшую память по себе оставила Лидия Сергеевна Шестинская. Лидия Серг. была "Шестидесятницей" (1860-е годы, либеральное движение), всю свою жизнь она посвятила служению народу. По должности акушерки она соприкасалась с народом, особенно с беднейшим; в то время не было родильных приютов, роды совершались на дому, и вот тут для Лидии Сергеевны было широкое поле деятельности: она не только денег за свою работу не брала, но помогала от себя неимущим, вникала в их нужды, давала советы, не забывала и после.

    В о-ве пособия бедным она была деятельным членом, по учреждении приюта для хроников (по б.Перевозной улице, в доме Шутиных) она взяла его в свое заведование и вела до самой смерти.

    Она была незамужняя, волосы носила короткие (стриглась под польку, как ходили нигилистки). Была близка к дому Сергея И.Сенькова, особенно к его жене Ольге Андреевне (урожд. Зотовой), отсюда Лидия С. получала и средства для благотворительности.

    Ольга А.Сенькова тоже проявляла большую благатворительность, особенно в уезде, где устраивала школы и т.п. О.А. держалась левого направления и власти смотрели на нее косо.

    У Демидова, пока живы были Василий Фед., Василий Вас. и даже после них, всегда подавали в форточку всем, кто бы ни попросил "Христа ради милостину" по большому куску хлеба. Многих, особенно детей, кормили обедом. В дни поминовения родителей устраивали обильные обеды для бедных и всех кормили, кто бы ни проходил.

    Сеньковы (Осип Ос.) тоже подавали милостыню, устраивали обеды и пр. Елизаровы многие бедные семьи содержали, посылая им на дом муку, крупу, масло, одежду, обувь. Некоторых сирот, калек даже держали при своем доме. Сеньковы некоторых учили на свой счет, посылая даже в Москву и др. города. Позднее помогали Порошины, Чичеровы, Куликовы и др. С учреждением о-ва пособия бедным почти все состоятельные люди считали долгом если не при жизни, то после своей смерти отказывать пожертвование о-ву, причем, если не сами жертвовали, то их наследники уделяли от себя в память умершего.

    В пользу города жертвовали и целыми домами, например, н-ки В.Ф.Демидова пожертвовали каменные казармы в б.Песочной улицы на берегу р.Волшник (раньше в этих зданиях была полотняная ручная фабрика купца Ефремова), как сказано выше, пожертвовал для земства два дома Иван Яковлевич Куликов; наследник Николая Львовича Никитина Иван Ив.Попов (из Шуи) пожертвовал в 1888 году его дом на б.Шоссейной улице, угольный, где теперь 3-я Советская школа; Сергей Ив.Сеньков участвовал своими средствами в постройке начальной школы и увеличил женскую гимназию, предприятия и многие лица пожертвовали значительную сумму на постройку мужской гимназии, Наталия Анд.Мошенцова (умершая 7 февраля 1910г.) отказала городу свой дом на б.Шоссейной улице. Много жертвовала Татьяна Ивановна Щеголева.

б) Как проводили время в старину.

    Лет 50 назад семья содержалась главным образом на заработок главы семьи и ея трудоспособных членов - мужчин, женский же труд имел мало применения на стороне.

    Женщины работали только на фабриках (и то количеством менее мужчин), в огородах, у портних, у золотошвеек, у вышивальщиц и т.п. Службы же никакой для женщин не было. Служили везде только мужчины: учителя, врачи, конторщики, приказчики и т.п. Все были мужчины. Женский труд применить было негде, начал он применяться: во 1-х, с введением женских средних учебных заведений в уездных городах и во 2-х во время европейской войны, когда большинство мужчин было на фронте.

    Что же делали девушки дома? 1)Помогали матери заниматься домашним хозяйством, огородами и садами, 2)заготовляли себе приданое: шили и вышивали белье, вязли и плели кружева, салфетки, 3)вязли для семьи чулки, шили белье, 4)кто умел, пряли пряжу, ткали холсты и т.п., 5)Победнее шли в няньки, в прислуги.

    Время дома проводили за рукоделием и иногда с подругами, гостящими родственницами, игрой в свободное время в камешки, в горелки, в отгадывания, в рассказах, чтении и т.п. Молодежь мужчины в свободное от работы время уходили на охоту, удить рыбу, гулять с товарищами.

    Мужчины тоже в свободное время играли в карты, главным образом в короли, в свои козыри и т.п., в городки, в бабки. Газет в то время в уездных городах получали очень мало.

    Вечером все выходили на улицу и сидели с соседями на лавочках или завалинах у своих домов. Здесь обменивались новостями, рассказывали про старину, про другие города и т.п.

    В праздники все, кто свободен от домашнего хозяйства, ходили обязательно в церковь к обедне.

    Гостей принимали в крестины, именины, престольные праздники, пасху, рождество, в свадьбы, на поминках.

    Игра в камешки заключается в следующем: садятся две или более девушек на пол или летом на землю, в руках у них 5 маленьких (1/2 вершка в диаметре) кругленьких гладких камешков. Сначала устанавливают очередь, кому первому играть, одна кричит "Я первая", друга ¬ "Я вторая" и т.д. Первая берет все 5 камешков в правую руку, из них один, называемый "Мата" кидает вверх аршина на 1.1/2 и пока он туда летит, она должна успеть 4 камешка положить на пол и потом поймать мату, затем опять кидает мату и в это время берет с пола из кучки в 4 камешка один камешек и кладет в левую руку и опять ловит мату, таким же образом переберет и остальные 3 камешка, это называется первый кон, простой, второй уже играется иначе "Со схваткой", 3-й с указом, 4-й без потрога, 5-й с потрогом, 6-й с постуком (т.е. один камешек должен о пол стукать), 7-й без постука, 8-й без пощелкивания, 9-й с пощелкиваньем, 10-й с переметом, и 11 Левой рукой. Если при котором-либо киданьи уронит камешек, то играет уже следующая. Результат: кто первый кончит. Игра эта старинная, но в нее девочки теперь опять стали играть.

в) Свадьбы в прежнее время.

    Жених с невестой раньше часто до свадьбы между собой не были знакомы. Когда жениху наступала пора жениться, то родители начинали приискивать подходящую невесту, просили родственников, знакомых о том же, в крайнем случае обращались к посторонней свахе. Говорили о найденной невесте жениху и он, если не знал ее, старался где-нибудь ее увидать: в церкви, в крестном ходу, на свадьбе у кого-нибудь и т.п.

    Если невеста нравилась, то к родителям ее посылали сваху преимущественно из родственниц; сваха приходила к ним в дом и начинала переговоры. Если предложение находили подходящим, то приглашали жениха с родителями в гости, те приходили, знакомились друг с другом, но переговоров пока не вели. После посылали к родителям невесты сваху разузнать нравится-ли жених, в утвердительном случае начинались переговоры, главным образом о приданом, когда переговоры улаживались, родители невесты заходили к жениху дом смотреть. Окончательно договорившись, назначали "Рукобитье" (или сговор, богомолье). К невесте в дом собирались жених с своей родней и родственники невесты. Приглашали священника. Затем молились, и священник совершал обручение, потом было угощение, ужин. Молодежь пела песни, танцевала, устраивала игры.

    После рукобитья было один, два, три (в зависимости от состояния) вечера "Девичников" для молодежи, потом опять с родней обеих сторон устраивали главный вечер "Смотренье". Во все время, начиная с рукобитья и кончая свадьбой, у невесты ее подруги шили: готовили приданое, жених ходил к невесте каждый день с гостинцами. На девичниках пели свадебные песни (некоторые из них приведены в конце книги).

    Накануне свадьбы шафер невесты отвозил в дом жениха приданое; а свахи уставляли его там, главным образом устраивали спальню: на постель стлали все простыни и одеяла, какие имелись в приданом, вывешивали полотенца, выкладывали белье, посуду, салфетки и пр. и пр. Одним словом, устраивали выставку приданого, на которую и ходили родные и посторонние женщины смотреть, считали, сколько простынь, одеял и каких, вообще тщательно пересматривали все приданое.

    Жених дарил невесте шкатулку с духами, мылами, перчатками, свадебными ботинками и т.п.

    В день свадьбы жених и невеста ходили в церковь к ранней обедне, после коей молебновали.

    В старину извозчиков в городе не было, почему жених просил у богатых людей лошадей на свадьбу. Их подавали в назначенный час к дому жениха и одиночками и парами с заплетенными в гривы и в хвосты цветами и лентами.

    Когда лошади были готовы, шафер жениха ехал к невесте узнать, все ли готово (невесту в это время наряжали в венчальное платье и убор). Затем отправлялся за священником, коего и привозили к жениху.

    Жениха перед приездом священника родители благословляли, и все родственники с ним прощались. Затем со священником все молились, и назначенные присутствовать при бракосочетании лица ехали в церковь, а жених со священником и шафером за невестой.

    Невесту ее родители тоже благословляли, и родственники ее с ней прощались, давая ей при этом деньги. Потом все молились и отправлялись в церковь.

    В церковь шафера со стороны жениха везли венчальные свечи, кольца, икону, которой его благословляли, и хлеб-соль, а со стороны невесты тоже икону и подножник.

    В церкви духовенство совершало бракосочетание и после него молебен, во время последнего девушки и все,кому хватало лошадей, ехали в дом жениха на свадебный пир. Лошадей отсылали обратно к церкви за новобрачными и второй группой гостей. Запись в книги церковные большею частью делали заблаговременно, приходя для этого на дом, иногда же в церкви.

    Родители той и другой стороны обыкновенно оставались дома, при бракосочетании не присутствовали.

    После молебна новобрачные с духовенством и шаферами ехали домой. Здесь на них надевали опять венцы и встречали родители жениха: один с иконой и другой с хлебом-солью и благословляли их. Новобрачные кланялись в землю, прикладывались к иконам и хлебу-соли и целовали родителей. Затем их поздравляли и целовали все присутствующие.

    В то же время посылали шафера на лошадях звать "гордых", родителей невесты. По приезде их начинался пир.

    Когда лошади освобождались, шафер выходил и угощал кучеров водкой и раздавал подарки (отрезы на рубашки).

    Невесту к венцу одевал ее брат, а она перед сном разувала новобрачного, который при этом спускал для нея в сапог деньги.

    Шафера перед поездкой в церковь ездили к невесте и там девушки прикалывали им на грудь белые цветки, за что шафера отдаривали их флаконами духов или чем-либо иным.

    На другой день утром свахи "подымали" молодых и вели в баню. Целый день потом пили, пели песни, плясали.

    Свадьба той и другой стороне обходилась очень дорого.

г) Гулянье.

    В старину летом через неделю после вознесенья на площадке горы над винокуренным заводом б.Голубева собирался народ для гулянья на "Семик", здесь выстраивались мелкие торговцы с лакомствами: пряниками, конфетами, орехами, подсолнухами и т.п. Народу собиралось много. Тут одно время, когда здесь квартировал полк, играл оркестр военной музыки. Была деревянная ротонда (до 1870 годов).

    В семик молодежь, главным образом, девушки "Завивали березку" (украшали лентами), пели, плясали.

    В Троицу березку "Развивали" и с песнями топили в реке. Через неделю после Троицы в воскресенье ("Заговенье") собиралось гулянье в овраге близ деревни Ефимьева, где "ключ" (родник чистой, прекрасной воды, текущий по лунке из горы). Сходились жители города и соседних деревень, водили хороводы, пели песни, плясали. Тут тоже продавали пряники, орехи, квас и пр. Гулянье это собирается и в теперешние года. До 1870г.г. собиралось еще гулянье за монастырем, пройдя мост направо, где теперь Стрижевка, играла музыка военная.

    Осенью, 14 сентября старого стиля, народ собирался для гулянья на Воздвиженском кладбище, тут песен и игр, конечно, не бывает, публика либо сидит, либо ходит по аллеям. Торговцы продают у ограды лакомства, репу, яблоки.

    Зимой в масляный базар обязательно выходили гулять разряженные молодые, поженившиеся в этом году.

    В старые годы мать Владимира В.Елизарова Елизавета Асафовна в компании со здешней знатью и офицерами квартировавшего здесь полка любила устраивать пикники за городом. Все веселились.

д) Стечение народа на вольном воздухе.

    Стечение народа было раньше и не для гулянья, а во время крестных ходов: в июле в последнее воскресенье перед Казанской каждый год был большой ход вокруг города, еще в Петровом посте встреча Казанской иконы божией матери на горе за монастырем из села Никологор (после отлучки на несколько дней), тоже за рекой Клязьмой, когда иконы носили в село Николу и близлежащие деревни.

е) Кулачные бои.

    В старые годы время от времени любителями устраивались кулачные бои. Происходили они главным образом зимой и отчасти летом в разных местах города: 1)у казарм в начале песочной (красноармейской) улицы, 2)под катком, 3)в конце песочной улицы и друг. местах. Начинались бои с мальчишек и подростков, которые собирались кучей и кричали противникам "Выходи", "Замуривай". Когда обе стороны собирались, начинались бои сначала с младших, а потом втягивались и взрослые, особенно силачи (Сергей Васильевич Наумихин и др.). Бывали случаи и серьезных повреждений. Бои прекратились лет 30-40 тому назад (вероятно,з апретили).

ж) Игры.

    Во многих местах города на улицах жители на пасхе устраивали качели, на которых катались или двое стоящих на концах доски, раскатываясь сами, или один стоящий на доске, коего взмахивали кверху двое веревкой. Каталась, конечно, молодежь и иногда были случаи, что перемахивали катающегося через верх.

    На пасхе на улицах молодежь обоего пола устраивала катанье яиц. Крашение яйца ставили в ряд и катали в них мячем.

    Тоже играли на улицах (не на главных, а где мало езды и прохожих) в горелки, в лапту, в краски и т.п. Мужчины играли в городки, в свайку, в шелыгу, в бабки, в чехарду. Пускали змей.

    Зимой в святки (с рождества до крещенского сочельника) молодежь рядилась (маскировалась) и ходила по домам знакомых и незнакомых (кто принимал), здесь плясали, шутили и веселились, как в маскараде. Составляли шайку царя Максимильяна, рядились с саблями, ходили по домам и разыгрывали какую-то самодельную пьесу.

    На маслянице, начиная с четверга и кончая воскресеньем (в эти дни не работали), с обеда до вечера по Шоссейной, Благовещенской и Поповой улицам устраивалось катанье на лошадях. Выезжали и тройками, и парами, и одиночками (тогда у многих были лошади) и катались, а народ в это время или стоял на базаре по сторонам пути, или ходили по сторонам тех же улиц. Некоторые сидели у лавок.

з) Катанье на коньках.

    Лет 50 тому назад в Вязниках катались на коньках только мальчики, а из взрослых один немец Винкельман (содержатель водочного завода), он катается за городом на болоте, а мальчуганам велит себя ловить. Коньки у мальчиков были простые с деревянными колодками. Некатающиеся мальчики пускали на льду раскрашенные кубири.

    Потом стали устраивать катки (все увеселения В.В.Елизаровым поощрялись). Был каток на речке Волшник от моста по Советской улице до моста в ул.III интернационала, содержал его С.М.Бурнакин, вечером освещали разноцветными фонариками, на берегу была теплушка; всегда стояло много зрителей; иногда играла музыка; потом (порядок не помню) был каток наливной на дворе казарм, затем Демидовский при обалинском доме (по инициативе И.А.Серебреникова), еще Демидовский-же на пустыре по Ново-фабричной улице, потом в Елизаровском детском саду при б.Городской управе; зимой 1928-29г.г. на Клязьме.     

Назад   -   Следующая страница